Курс Валюты

Погода за окном

Погода Талдыкорган информер

Свежий номер

1

Последнии комментарии...

  • Как найти бабушку? очень нужно! Подробнее...
    Автор: Лена
  • Писатель участвовал под N 16 на конкурсе Астана Та... Подробнее...
    Автор: серикали
  • Тунгушбай Торегельдиев, ветеран казахской журналис... Подробнее...
    Автор: Тунгушбай
  • Это человек с большой буквы, который не живет слух... Подробнее...
    Автор: Тунгушбай
  • А уважает ли Тасмагамбетов вообще культуру, литера... Подробнее...
    Автор: Михаил

Наш баннер

Добавьте наш баннер на свой сайт.

сайт газеты Диалог Талдыкорган



mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня47
mod_vvisit_counterВчера136
mod_vvisit_counterна этой недели618
mod_vvisit_counterна прошлой недели733
mod_vvisit_counterв этом месяце1484
mod_vvisit_counterв прошлом месяце3502
mod_vvisit_counterВсе24742

Online: 2
Ваш IP: 217.23.131.164
MSIE 6.1;, WINDOWS
сегодня: 2012-09-13 09:39

РОЖДЕНИЕ ТАЛДЫКОРГАНА

Печать PDF

В редакцию газеты «Диалог-Талдыкорган», почтой был доставлен увесистый конверт - из Германии. Вскрыв его, мы узнали, что сын талдыкорганца - Семена Ивановича Афонина, переслал нам статью отца по истории нашего города, написанную много лет назад, но, по объективным причинам - она так и не увидела свет. Мы посчитали, что взгляд обычного гражданина, нашего земляка на прошлое и настоящее любимого города для читателя будет интересным, как свидетельство глубокой заинтересованности в правде исторического повествования.

* * *

...Год 1868. После долгих мытарств и лишений, на берегу Каратала, буйно заросшего тугайным лесом, появились первые переселенцы. Две большие семьи – Бушиных и Разживиных, бежавших с угольных забоев Кузбасса, завербованных туда - аж с Подмосковья. Перед глазами измученных долгой дорогой переселенцев, с сопок Сарабулакского плоскогорья - открылась необъятная равнина, колышущаяся серебристым ковылем, изрезанная речушками да родниками, окруженная горами, словно крепостными стенами. Конечно, подивились переселенцы – это сколько же нетронутой плодородной землицы?! Только три крохотные точки – поселений, судя по дымам, чуть маячили вдали на волнах бескрайней ковыльной степи...

Это уж потом выяснилось, что Карабулак – пограничный казачий пост, где поселились демобилизованные русские казаки – оплот царизма на юго-востоке империи.

Чай-Курган – поселок с базаром и мелкими ремесленными мастерскими калмыков. И еще одно поселение - на левом берегу Коксу, на месте нынешнего Сахзавода.

Семьи Бушиных и Разживиных перешли вброд Каратал и на правом возвышенном  берегу – ныне начало улицы Шахворостова (Северной) сделали остановку. Первопроходцы переночевали в чудном мирке – ночью слышны были голоса неведомых птиц, рев каких-то животных, а в реке била хвостами крупная рыба - маринка. Все это было в диковинку, а на утро - переселенцы двинулись дальше, добравшись же до района современного расположения Индустриально-педагогического колледжа, вновь сделали привал.

Беспокойный дед Бушин, томимый нравом искателя, собрал походную торбу, а в руки взял привычный посошок и двинулся к югу, мимо широкой поймы, вверх по течению Каратала, на разведку.

Много мелких речушек перешел он вброд, любовался ковыльной степью, пронзительной синевой неба, полной грудью вдыхал пьяняшие запахи медоносных лугов, а в душу мысль закрадывалась, что наконец-то - найден райский угол, где можно остановиться и жить, в трудах добывая хлеб насущный...

2009_10_dremoff002К вечеру добрался дед Бушин до станицы Карабулакской. Остановился на ночлег в небольшом заезжем доме. Уж очень понравилось ему это место, приметил гладь плодородного черноземного поля, но... станичное начальство в свою семью пришлых не принимало. Так что, получив отказ, дед Бушин продолжил путь первого разведчика, пока не уперся в чащобу тальников, что выросла по берегам строптивой реки Коксу. По-походному, под чистым небом провел он ночь на слиянии Каратала и Коксу, а утром решил – лучше места, где остались близкие, нет и пора возвращаться.

А как завидели они его – своего первого посланца, то бросились навстречу, так как уже волновались, тем более, что видели и тигра, и рысь, и множество разных гадов – змей и пауков, невиданных ранее! Дед Бушин устало снял картуз, размашисто вытер пот со лба и, приподняв свой посох да ударяя им об землю, громогласно объявил: «Тута будем жить!»

Два года пролетели вроде бы и незаметно. Обе семьи прожили их, промышляя рыбалкой да охотой, лопатами вскапывая целину, проливая пот на своих крохотных огородах. А через два года - к ним присоединились семьи переселенцев, прибывших из Валуйки, что в Курской губернии - по государственной программе. Это было 12 дворов: Арыщенко, Бабичевых, Яровых, Погороловых, Павличенко, Сарраковских, Сущиковых, Калашниковых, Наговициных, Гашковых, Борзиловых, Савченко. Они тронулись с места былого проживания ранней весной, проехав через Сибирь и прибыли на берега Каратала лишь поздней осенью. Часть прибывших вынуждены были зимовать в Карабулаке.

* * *

В 1873 году в село Гавриловское прибыла вторая партия спецпереселенцев - из 35 дворов. Все они были из Богучар, Воронежской губернии, как и первые – украинского происхождения, под предводительством Федота Вакулина.

Богучарцы селились рядком – по нынешней улице Абая. Село разрасталось, но еще не было ни своего управления, ни базара, ни церкви. На базар ходили и ездили в Чай-Курган, а молиться – в Карабулак.

Спустя еще пять лет, в 1878 году - прибыл самый большой отряд переселенцев - из Павловского уезда Воронежской губернии. Эти семьи заселились по обеим сторонам улицы вверх, в сторону Карабулака. Затем, до самого начала ХХ века, прибывали и прибывали переселенцы, но уже маленькими группами - из разных мест Курской, Саратовской, Харьковской и Воронежской губерний.

Приписка для спецпереселенцев в Гавриловке закрылась с 1900 года. Жители молодого населенного пункта почувствовали себя окрепшими. Потребность в промышленных товарах возрастала, а потому здесь появились купцы, в основном – татары, выстроившие добротные дома на  каменных фундаментах, в харчевнях заправляли узбеки и уйгуры - мастера на калорийные и вкусные блюда. С появлением мастерских кузнечного дела, шорников расширилась территория базара (ныне это Городской парк отдыха) со всеми его атрибутами. Ежедневно – до тысячи верховых казахов и сотни упряжек, которыми правили русские переселенцы, заполняли до краев базарную площадь. До позднего вечера - базар шумел, гудел, как переполненный улей, многоязычной разноголосицей. Базар - это зеркало экономического состояния населения. А полки магазинов действительно ломились: от изобилия продуктов, инвентаря, сбруи, мануфактурных мотков, всевозможной посуды из меди, глины, фарфора… Круглый год сновали конные обозы в Семипалатинск и обратно. Туда везли семиреченские яблоки, кожу, шерсть, а обратно - промышленные товары.

Селом управлял один, избранный обществом на год - старшина, а при нем - грамотный житель, выполнявший обязанность писаря. В крохотной конторке ютился полицейский урядник, бессменный и всегда плохо выспавшийся Погорелов. Лишь один возмутитель спокойствия – неугомонный Пантелей Осадчев тревожил спокойную и размеренную жизнь Гавриловки.

В 1893 году была выстроена православная церковь. В советский период там располагался радиокомитет, узел связи, а ныне – торговые дома на рыночной площади.

В 1911 году был возведен еще один церковный храм - прямо на рыночной площади. Это была красивая семиглавая церковь, которую в 1929 году начали перестраивать: вначале разобрали её красивый верх, здание использовали - как краеведческий музей, Дом культуры, а в 1968 году она, выстроенная из бревен тяншанской ели – сгорела.

Из года в год Гавриловка увеличивалась и застраивалась, а, между тем, строительные леса в пойме Каратала катастрофически редели. Но жители, строя новое жилье и надворные постройки, использовали кирпичи из самана, крыли крыши камышом, усадьбы огораживали плетнями. Благо, что природного материала для этого было достаточно.

Для переселенцев из районов Центральной России искусственное орошение полей оказалось в диковинку, но благодаря местным условиям и, конечно же, жителям, они взялись за чекмени и осваивали новые аграрные приемы.

* * *

Годы Первой мировой войны стали тяжелым испытанием для семиреченцев. Всех военнообязанных мужчин - царское правительство призвало на фронт. В селе остались немощные старики, женщины и дети. Дружба русских переселенцев с местным казахским населением выдержала испытания. Лишь изредка случалисьIMG_1105 эпизоды барымты, когда темными ночами пропадал скот. Но этому явлению не слишком придавали значения, относя барымту к мелкому воровству.

...Но вот наступил 1916 год. Царизм объявил мобилизацию коренного населения на строительные работы в прифронтовой полосе. Протест против царского указа 26 июня 1916 года стал искрой, которая подняла революционный пожар в Семиреченском и Тургайском регионах. В тот страшный год остались неубранными все хлеба на богаре. Да и на поливных землях, что раскинулись рядом с Гавриловкой – уборку вели только днем, да и то - с оглядкой. Мирное население боялось повстанцев, боялось карателей. Жизнь в страхе продолжалась до осени 1917 года.

В конце 1917 года, в Гавриловку стали возвращаться фронтовики. Власть сменилась без пролития крови – по директиве из Верного (Алматы). Сразу же было образовано кооперативно-потребительское общество. По мере становления Советской власти в Семиречье, в селе Гавриловском, под руководством единственного офицера из местных жителей – прапорщика Филиппа Ивановича Ярового, был сформирован отряд из бойцов 1895-96-х годов рождения. Командиром отряда стал Николай Шевцов.

В начале июня 1918 года - в село прибыл первый красногвардейский отряд под командованием Иванова. Этот небольшой отряд шел в авангарде крупного отряда Ивана Мамонтова, выполняя функцию разведки. Мамонтов в это время стоял в Алтын-Эмеле на доформировке. Иванов, по профессии - учитель, а по убеждениям - левый эсер, оставил о себе плохую память, особенно в казачьих станицах. Грабежи, насилия – сопровождали его движение по Семиречью, что, конечно, пробуждало у семиреченцев недоверие к Советской власти. При первом же столкновении в районе Урджара с малочисленным отрядом белых, этот недалекий человек не нашел ничего лучшего, как бросить отряд на произвол судьбы, сам же - на богатых каретах с награбленным добром, умчался в Верный. Но был перехвачен на мосту мелькомбината и доставлен в Гавриловку, где его должны были судить как предателя. Правда, уполномоченный Турфронта и главнокомандующий Семиреченского северного фронта - Петренко взял Иванова под свою защиту. А в 1920 году - оба были расстреляны, как активные участники Верненского мятежа.

* * *

В апреле 1921 года, Постановлением  № 54 ТуркЦИКа - село Гавриловка было переименовано в Талды-Курган. Если к началу революции, в селе насчитывалось всего 150 дворов, с населением 5480 душ, то к 1930 году - оно выросло почти вдвое.

К этому времени здесь было уже два колхоза. Первый – «Новый быт», а второй – «Заря Востока». Конечно, ошибочная политика по проведению ряда реформ, коснулась и некогда благополучного села. В период сплошной коллективизации, с огромным трудом ломались вековые устои единоличной формы собственности. И, несмотря на то, что в колхозе «Новый быт» не было ни трактора, ни автомобиля (все делалось вручную – дедовским способом, с привлечением энтузиазма простых, неграмотных людей), в закрома государства было засыпано 65 тыс. центнеров отборной пшеницы! На своих телегах, застланных рядном, крестьяне - гавриловчане доставляли урожай 1931 года на железнодорожную станцию Уш-Тобе.

А потом начались гонения на колхозников. В 1932 году - разогнали последних тружеников полей. Город опустел, притих, улицы зарастали кураем. Одни, спасаясь от голода и преследований, ушли в Китай, другие подались на новые места - с надеждой выжить там. Но, после 1934 года - жители понемногу начали возвращаться в Талды-Курган.

Постепенно восстанавливались разрушенные постройки, улицы освобождались от зарослей, а фруктовые сады залечивали свои раны.

Но, для того, чтобы вновь стать зеленой жемчужиной Семиречья, которой город был до разгона колхозов, пришлось ждать долго...

* * *

Чтобы сегодняшний Талдыкорган действительно стал цветущим городом-садом – просто необходимо возродить арычный полив насаждений! Ведь у нас очень много солнца, тепла, чистого воздуха, но нет влаги. А без воды, без полива – город лишь нагромождение асфальта, стекла и бетона.

…Идя по городу, изредка увидишь старые вербы или тополя – чудом пережившие времена великих преобразований. И задаешься еще одним вопросом: что надо сделать для того, чтобы на месте строек жилых домов и административных зданий, когда десятками, сотнями корней уничтожаются зеленые насаждения, возродить зеленый фонд – «легкие» города? Всего ничего – каждому посадить дерево! А это значит - осуществить в реальности утверждение – лозунг: «Талдыкорган – любимый город!»

Семен Афонин

Литературная запись: Андрей Березин,

писатель-краевед

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить