Курс Валюты

Погода за окном

Погода Талдыкорган информер

Свежий номер

1

Последнии комментарии...

  • Как найти бабушку? очень нужно! Подробнее...
    Автор: Лена
  • Писатель участвовал под N 16 на конкурсе Астана Та... Подробнее...
    Автор: серикали
  • Тунгушбай Торегельдиев, ветеран казахской журналис... Подробнее...
    Автор: Тунгушбай
  • Это человек с большой буквы, который не живет слух... Подробнее...
    Автор: Тунгушбай
  • А уважает ли Тасмагамбетов вообще культуру, литера... Подробнее...
    Автор: Михаил

Наш баннер

Добавьте наш баннер на свой сайт.

сайт газеты Диалог Талдыкорган



mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня47
mod_vvisit_counterВчера136
mod_vvisit_counterна этой недели618
mod_vvisit_counterна прошлой недели733
mod_vvisit_counterв этом месяце1484
mod_vvisit_counterв прошлом месяце3502
mod_vvisit_counterВсе24742

Online: 2
Ваш IP: 217.23.131.164
MSIE 6.1;, WINDOWS
сегодня: 2012-09-13 09:39

СЕРДЕЧНЫЕ ТАЙНЫ ВОЖДЯ

Печать PDF

«Он уже не любит эту женщину,

любимую десять лет назад. Еще  бы!

И она не та,  что прежде, и он не тот.»

 

Б. Паскаль

 

(Продолжение, начало в № 12(195)

В апреле 1901 г., Н.К.Крупская приехала в Мюнхен, где ее ждал Владимир Ильич. А в 1902 г. Ульяновы переезжают в Лондон. «Когда приехали в Лондон, - вспоминала Крупская, - оказалось - ни мы ни черта не понимаем, ни нас никто не понимает! Попадали мы вначале в прекомичные положения. Владимира Ильича это забавляло, но, в то же время задевало за живое». Тогда в еженедельнике появляется объявление: «Русский доктор права и его жена хотели бы брать уроки английского языка у англичанина (или англичанки) в обмен на уроки русского языка». Вскоре у тех, кто давал это объяв-
ление, появились три учителя и три ученика. Метод обменных уроков - при изучении других языков, помог чете Ульяновых овладеть английским в совершенстве.

Потом были: Женева, возвращение на родные просторы, но - врозь. Снова слежка полиции, негласный полицейский надзор, жизнь раздельно, постоянная смена квартир, собрания тайком, конспиративные встречи и явки... Годы реакции и жестоких репрессий против революционного движения. Настал период, когда россияне - большевики, меньшевики, эсеры - стали покидать страну, предпочитая перебраться за границу. Ульяновы тоже уезжают. Сначала - в Швейцарию, затем их местожительством становится Франция, Польша, снова Швейцария...

ИНЕССА – ЕЕ ИМЯ

В биографической книге Роберта Пейна (кстати, впервые изданной еще в 1964 г. и выдержавшей множество переизданий в большинстве стран мира, наконец, в 2002 г. выпущенной в популярной молодогвардейской серии «ЖЗЛ») читаем: «Beсной 1910 г. его (Ленина) спокойному, размеренному существованию, более подходящему 11_1для среднего французского буржуа, настал конец. Ко всеобщему удивлению русской колонии в Париже, привыкшей считать Ленина абсолютным пуританином, он стал появляться в обществе женщины, которая, как всем было известно, вовсе не была ему женой. Её звали Елизавета Арманд».

Позволим себе две цитаты, которые - как нельзя полнее и лучше, раскрывают внутренний мир, душевное состояние наших героев - трех деятелей революционного движения в России. В письме Ленину Арманд замечает: «Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты занимал в моей жизни». Сложные отношения между Арманд и Лениным вынудили Надежду Крупскую написать в воспоминаниях, что «в Париже пришлось провести самые тяжелые годы эмиграции».

Однако поспешим опередить события и скажем, что Инессе всегда везло встречать по жизни благородных людей. Такой благородной оказалась Крупская, которая не стала устраивать сцен, стараясь поддерживать с красивой француженкой самые добрые отношения. Более того, в 1926 г. она напишет в автобиографическом очерке, озаглавленном «Инесса Арманд» - тепло и душевно: «Зимой 1911 г., она с детьми поселилась в доме - рядом с домом, где мы жили тогда. Мы виделись каждый день. Инесса стала близким нам человеком. Очень любила ее и моя старушка-мать. Инесса умела всегда ее разговорить...» И еще, факты свидетельствуют о трогательной заботе Крупской о детях Арманд уже после смерти Инессы и Ленина. наверное, эти дети скрашивали её одинокую старость.

...16 июня 1875 г. в Париже родилась девочка, получившая имя Инесса-Елизавета. Её отец - французский оперный певец Теодор Стефан, мать - Натали Вильд, полуфранцуженка, полушотландка, тоже была актрисой. Когда отец умер, оставив вдову с тремя девочками без средств, Инессу и Рене Стефан взяла к себе тетка, преподавательница музыки и французского языка в Москве. Так, две симпатичные француженки оказались в России, в семье богатого промышленника Евгения Арманда, в прошлом - выходца из Франции. А спустя некоторое время, все три сына Арманда - Александр, Борис и Владимир были влюблены в девиц Стефан. Вскоре под венец пошли Инесса и Александр, затем - Рене с Борисом. Вообще-то, Арманды принадлежали к высшему слою московских промышленников, вместе с Морозовыми, Рябушинскими, Гучковыми. Молодой муж Инессы занимался благотворительностью и был гласным Московского губернского земского собрания. Он основал сельскую школу, где Инесса преподавала. Только их брак оказался как раз самым непрочным, хотя она родила Александру четырех детей: Сашу, Федю, Инну, Варю. Вскоре молодая женщина увлеклась политическими идеями деверя, Владимира Арманда, который оказался ближе Инессе не только по взглядам. Их страстная любовь не стала секретом для Александра, и он - как человек благородный, без сцен ревности отпустил любимую жену с детьми к брату. Инесса и Владимир поселились в Москве на Остоженке. Здесь-то и родился в 1903 г. еще один ребенок, сын Владимира - Андрей.

После второго ареста Инессы и ссылки на два года, под гласный надзор полиции - в архангельский городок Мезень, к ней едет Владимир. А вот Александра все еще трогают несчастья бывшей жены: оставаясь11 законным мужем, он заботится о детях и посылает деньги ей и Владимиру. Как сложно, как непредсказуемо играет любовь чувствами близких людей! Когда Владимир заразился туберкулезом и уехал в Швейцарию, Инесса бежала из России к нему. Он умер через две недели после ее приезда. Это был удар судьбы!

Пламенная революционерка и одна из самых известных феминисток - Инесса Арманд говорила, что в жизни физическое влечение к человеку чаще всего не связано с сердечной любовью. И сама же признавалась, что у нее эти два чувства всегда были рядом только по отношению к Владимиру Арманду.

Еще в 1903, находясь невдалеке от Женевского озера - Инесса заочно знакомится с Лениным, посредством прочтения его книги «Развитие капитализма в России». В своей автобиографии она написала: «…в Швейцарии, после короткого колебания между эсерами и эсдеками (по вопросу об аграрной программе) под влиянием книги Ильина... стала большевичкой». А через 7 лет - непосредственная встреча с автором. Ленину тогда было 40, а ей 35 лет. В кафе на avenu d` Orlean их часто видят вместе. Ленин по достоинству оценил не только глубокие и разносторонние знания, владение языками, но, прежде всего - ясное понимание цели, волевой характер Инессы. Летом 1911 г., он поручает ей вести практические занятия по политической экономии в созданной им партийной школе в Лонжюмо, вблизи Парижа. Ленин прочитал здесь свыше 50 лекций. Литературу, искусство вел в школе партийцев - Анатолий Луначарский. Кроме политэкономии, Инесса знакомила слушателей с историей социалистического движения.

Одни в Париже и в Лонжюмо считали Инессу красивой, другие же - только «еле хорошенькой», указывая, что лицо у нее асимметричное и слишком длинное, а рот слишком широкий. В общем, её любили, но говорили, что в партии она выдвигается только по протекции: в нее неожиданно влюбился Ильич!

Этому наблюдению писателя М.А. Алданова вторит мемуарист Н. Валентинов: в 1901-1912 гг. - внимание, которым ее окружает Ленин, все время растет. Оно бросается в глаза даже такому малонаблюдательному человеку, как французский социалист-большевик Шарль Рапопорт. «Ленин, - рассказывал он, - не спускал своих монгольских глаз с этой маленькой француженки».

Не менее интересно наблюдение американского писателя Джона Стейнбека, побывавшего в Москве в ленинском музее. И вот на что обратил внимание американец: «Его фотографировали везде, в любых ситуациях, в разном возрасте, будто он предвидел, что в один прекрасный день будет открыт музей». Действительно, фотографий вождя много, из них больше половины относится к периоду, когда в жизни Ленина присутствовала Инесса. Но нет ни одной, где бы они были сфотографированы вместе и только вдвоем. Впрочем, Крупская и Ленин также сфотографированы вместе только в 1922 г.
в Горках, когда Ильич поправлялся от болезни (на верхнем снимке).

«Дорогой друг!» - так обычно начинаются ленинские письма к И.Арманд. Письма - ценнейшие исторические документы и их немало: желающие сейчас могут познакомиться с их содержанием даже в Интернете. Истинные отношения Владимира Ленина и Инессы Арманд долго скрывались советской Ленинианой - что, естественно, было большой глупостью! Правда, более 120 писем было опубликовано в томах Полного собрания сочинений, «Биографической хроники» В.И. Ленина и в Ленинских сборниках. Читатель, познакомившись с этими письмами, делал вывод, что Инесса Федоровна была одним из наиболее близких друзей Ленина, его верной помощницей, другом семьи Ульяновых. Для иных выводов вроде бы нет оснований. Но, как стало известно: в секретном партийном архиве сохранились 3724 ленинских документа, которые нигде и никогда не публиковались! И прежде, чем привести текст одного письма из этого фонда, которое не оставляет никаких сомнений о высоте чувств, искренности, трепетности, обжигавшей человечности взаимных отношений Ленина - Арманд, обратимся к эпистолярному наследию Крупской. В письме из Горок, от 6 июля 1923 г., дочери Арманд – тоже Инессе, у Крупской неожиданно вырвалось: «Так я хотела когда-то ребеночка иметь!» Вот она - причина семейной драмы Ленина и Крупской, а ведь никогда и никто не задумывался всерьез об этой проблеме. И почитатели, и хулители Ленина отказывали ему в чисто человеческом счастье. Та же Крупская справедливо писала, считая, что «никогда не мог бы он полюбить женщину, с которой бы он расходился во взглядах, которая не была бы товарищем по работе». Нужны ли комментарии вот к такому посланию Инессы Арманд из Парижа в Краков (письмо 1913 г.): «...Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно... Вчера не было письма от тебя! Я так боюсь, что мои письма не попадают к тебе - я тебе послала три письма (это четвертое) и телеграмму. Неужели ты их не получил? По этому поводу приходят в голову самые невероятные мысли... Крепко тебя целую. Твоя Инесса».

В апреле 1917 г. Ульяновы и Арманд возвращаются в Россию, втроем в одном пломбированном вагоне. По прибытии в Петроград, Инесса рассталась с Ильичом и Надей. Она поспешила в Москву, к детям. Даже багаж не забрала. Ленин написал позднее: «Сейчас получил два пакета для Вас - из тех, что были вынуты из Вашей корзины».

После революции 1917 г. Ленин назначил И. Арманд председателем совнаркома Московской губернии и поселил рядом с квартирой своей сестры - Анны Ильиничны. Он часто пешком навещал Инессу Федоровну. Поговаривали, что Крупская, в целях избавления Ильича от «душевных мучений», предложила ему разойтись. Семейный конфликт все же стал достоянием членов ЦК партии и правительства. Но Ленин не хотел расстаться с прошлым, он любил Крупскую и, вместе с тем - Инессу: налицо два параллельных чувства! Жизнь оказалась не влезающей ни в «революционные» декларации Колосова, ни в чепуху о «пролетарском браке» и «классовой точке зрения в любви». Вячеслав Молотов свидетельствует: «Конечно, это необычная ситуация. У Ленина, попросту говоря, любовница. А Крупская - больной человек».

Незадолго до поездки на Кавказ, Арманд сделала в своем дневнике запись: «...Теперь я ко всему равнодушна. Горячее чувство осталось только к детям и к В. И. Во всех других отношениях - сердце как будто вымерло. Как будто бы, отдав все силы, свою страсть - В. И. и делу работы, в нем истощались источники любви, сочувствия к людям, которыми оно раньше было так богато. Я - живой труп, и это ужасно». В 1920 году, она едет вместе с 17-летним сыном Андреем в Кисловодский санаторий - подлечить подорванное годами скитаний здоровье. Из-за опасности захвата Кисловодска белыми, Инесса Арманд была эвакуирована в Нальчик, где заразилась холерой.

24 сентября в Кремль была доставлена телеграмма: «Вне всякой очереди. Москва. ЦК РКП. Совнарком. Ленину. Заболевшую холерой товарища Инессу Арманд спасти не удалось точка скончалась 24 сентября точка Тело препроводим в Москву Назаров». В тот трагический день, Ленин до конца понял: кем была для него «товарищ Инесса»! 12 октября 1920 года состоялись похороны. На её могилу - на Красной площади, у Кремлевской стены был положен венок из живых белых гиацинтов, с надписью на траурной ленте: «Тов. Инессе Арманд от В. И. Ленина». По свидетельствам современников -
А. Коллонтай, А. Балабановой и других, Ленина невозможно было узнать. «Он шел с закрытыми глазами и, казалось - вот-вот упадет». Та же А. Коллонтай утверждала, что смерть Арманд значительно ускорила смерть самого Ленина: любя Инессу, он не мыслил жизни без нее...

Жена постоянно находилась при нем - в роли консультанта и, вместе с секретарями, помогала Ильичу выполнять текущую работу. Новое ухудшение его здоровья, в конце концов, было связано и с неприятностями, волнениями - вследствие роста бюрократизма в органах управления государства и в партийном аппарате, который все больше бросался в глаза.

...Близость к ленинской тени оказалась наподобие охранной грамоты: никто из детей Инессы, как и её первый муж, несмотря на капиталистическое прошлое, репрессированы не были. По большому счету, это было великим достижением советской системы. Что до Крупской, она в одном из писем скажет: «Почему вы меня жалеете? Мне совсем неплохо жить. Напротив, я очень счастлива, что мне пришлось пережить революцию, очень люблю свою теперешнюю работу, мне очень хорошо жилось в личном отношении... И если бы начинать жить сначала, я немногое хотела бы изменить в ней, так, мелочи…»

Крупская пережила Ильича на 15 лет, находя счастье и утешение в любимой работе. Наверное, она - самая первая из числа тех, кто говорил о Ленине, как о человеке, и первая, кто пожелал сказать о нем правду.

Увы, всю правду мы узнали уже в новом столетии и в новых условиях, когда все ленинское стало достоянием историков, том числе и страна, которую он создал.

Андрей Березин,

писатель-краевед

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить