ТВОРЕЦ ЧУДЕС И ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ

Печать

(Окончание. Начало в №№ 9, 10 (192, 193)

Не менее удивительный случай произошел в клубе Советского комитета защиты мира. Мессинг до этого никогда и нигде не показывал этого весьма впечатляющего номера. Он хотел убедить присутствующих на messing_0вечере людей, имевших соответствующий вес в науке и руководстве, что он – не только артист оригинального жанра! Что в его возможностях есть многое такое, что наука пока не в силах объяснить. Это было в период конфронтации советско-американских отношений, когда
Н. Хрущев  (в то время - лидер Советской державы) опрометчиво разместил на Кубе ракеты с ядерным зарядом, и мир стоял на грани войны. Мессингу задали вопрос, дескать, будет ли время для написания книг или события  Карибского кризиса будут тому помехой?

- Этого я знать не могу, - ответил Мессинг. – Вот когда я буду демонстрировать самокаталепсию, то попросите присутствующего здесь врача (это было его непременным условием, чтобы во время самокаталепсии был врач), чтобы она поставила мне на грудь альбом, на котором рисуют дети, и я отвечу на Ваш вопрос!

Тут же Мессинг попросил двух здоровых парней, чтобы они встали по его бокам, с тем, чтобы когда его тело приобретет одеревенелость, они положили его на расставленные стулья, затылком на спинку одного, пятками на другой.

После того, как на нем посидел доброволец из публики – мужчина при весе за 80 кг, врач  М. Г. Пахомова выполнила то, о чем её просил Мессинг: поставила, придерживая, альбом на груди, а в руку сунула карандаш. И, о чудо! Рука, как у плохо отлаженного робота, начала подниматься и писать. До этого, по свидетельству врача, зрачки не реагировали на свет, резко сократились сердечная деятельность и дыхание. Налицо - самая глубокая каталепсия.

Через несколько минут, по команде врача - Мессинга сняли со стульев, поставили на ноги, и он пришел в себя. Мессинг прочел то, что было написано на альбомном листе: «Мир будет!» Он сказал присутствующим: «Это ответ на Ваш вопрос, ответ, данный моим бессознательным «Я».

Ныне живущее старшее поколение, конечно, помнит, чем закончилась та непродуманная акция: разум восторжествовал, военные страсти улеглись, а советские ракеты вернулись на Родину.

Только торжества разума советской официальной науке не хватило на то, чтобы уделить достойное внимание великому Мессингу. Давно нет афиш, оповещавших о психологических опытах Вольфа Григорьевича, разве лишь в частных коллекциях или где-то в музейном хранилище. Но явились новые и столь же таинственные и загадочные феномены – Альберт Игнатенко и Юрий Горный, Тафик Дадашев и Валерий Авдеев, Владимир Сафонов и многие другие, в чей репертуар полностью или частично входят те опыты, которые блестяще демонстрировал Вольф Мессинг.

Мастер психологических опытов, профессор и академик  - Юрий Горный так отзывается об учителе:

«Вольф Григорьевич был настроен на честную игру, не использовал никаких трюков и осуждал тех, кто выдавал всякого рода фокусы за телепатию. Его программа всегда состояла из трех частей: написать письмо и вручить загаданному адресату, два произвольных этюда с выполнением мысленных заданий и поиск в зале спрятанной публикой авторучки. Все, что касается идеомоторики (неосознанных движений), Мессинг проделывал великолепно. Как очень хороший психолог, он выбирал из зала внушаемого человека, брал его за руку и повторял: «Думайте о том, что я должен сделать!»  Мысли индуктора Вольф  Григорьевич улавливал великолепно. Кроме того, у него была гениальная интуиция...»

По уверениям мемуаристов, Мессинг не имел автомобиля, а более или менее просторную квартиру получил лишь за два года до смерти. На тряпки и мебель не тратился. В год у него откладывалось до 50 тысяч рублей. Часть он перечислял детскому дому в Ташкенте, остальное оседало на книжке. Все заработки первой половины 40-х годов, несомненно, ушли на строительство двух самолетов для фронта или были съедены денежной реформой 1947 года. Выступать он не прекращал до самой смерти. В июне 1974 года он не просто выступал, а летал на недельные гастроли в далекий Иркутск. Последнее же выступление Вольфа Григорьевича состоялось осенью 1974 года в киноконцертном зале «Октябрь» - в Москве и было приурочено к 75-летию артиста.

Первый публичный юбилей Мессинга состоялся 19 января 1966 году в Клубе медицинских работников на улице Герцена. Отмечался 65-летний юбилей, хотя Вольфу Григорьевичу исполнилось уже 67.  Ему ни в 60 лет, ни в 65 не предлагали устраивать юбилейные вечера. Обижался ли он? Вероятно, что да, но он оптимистически себя успокаивал: вон, даже Леониду Осиповичу Утесову - легенде советской эстрады, звание народного артиста СССР присвоили  за два часа до начала юбилейного торжества, и то на это решился А.И.Микоян, член Политбюро ЦК КПСС, а не министр культуры, который не имел права присваивать столь высокое звание...

Но вот, наконец-то вспомнили и про Мессинга. Вспомнили, с опозданием на семь лет!  А то, что юбилейный вечер проходил в Клубе медработников, так это символично: кто-то там  сверху распорядился - коль  он прославился «психологическими  опытами», значит, судя по названию, этот жанр связан с медициной.

Комплиментов тогда было сказано много, но, по существу, никто по достоинству не оценил работу гениального телепата! В зале находились в основном люди «официальные» и потому задания ему давали несложные, с которыми он справлялся играючи. А в завершение вечера, на сцену вышла пожилая женщина с жалобой на головные боли. Мессинг попросил стакан воды и, взяв женщину за запястье, что-то прошептал ей на ухо, а затем попросил отпить из стакана несколько глотков. Женщина с радостным восклицанием сообщила, что головная боль исчезла.

В последние годы жизни - Мессинг каждую весну ложился в больницу на обследование и лечение. Близким товарищам он объяснял эту постоянную свою «традицию», что, дескать, не столько обследуется и лечится, сколько отдыхает в санаторных условиях. Увы, мало кто понимал, какой ценой платил он за эту внешнюю жизнерадостность. Хронические боли в ногах все больше сгибали его в пояснице, а костлявые, безвольно повисшие руки и взлохмаченная голова дополняли общее тягостное впечатление от облика Мессинга.

С годами сложился обязательный режим, которому он не изменял. Утром – чашка кофе, яйцо всмятку с куском черного хлеба. Прогулка с двумя собаками. Днём – он запоем читал, став заядлым книголюбом и книгочеем. Он любил  детективы. А  действительной его слабостью были книги о животных. ( Особенно - о дельфинах. Мессинг мечтал «поговорить» телепатически с теми, чей загадочный интеллект, способность приходить на помощь  тонущим людям, словно улавливая импульсы страха и отчаяния, были для него интересны.) Перед  вечерним выступлением непременно полчаса спал.

Уже будучи в преклонном возрасте - 75-летним, порывистым шагом и с внешностью полубезумного музыканта, он  шел в зал, ведомый чужой мыслью найти спрятанные шахматы. Он никогда не играл в шахматы, но, расставив фигуры согласно этюду… поставил заданный мат в два хода.

Он, по-прежнему, очень боялся гроз. Не любил выходить на улицу. Ездить общественным транспортом. Переходить улицу. Крайне редко подходил к телефону.

Одиночество было определено ему свыше. Такова была цена его дара. «Его дом – его крепость» – это двухкомнатная квартира на 14-м этаже на улице Герцена, в Москве (ныне – Большая Никитская), где можно было наконец-то снять пугающую всех маску и расслабиться.

Он всегда гордился не только друзьями живущими, но  и теми, кто ушел, хранил о них светлую память. Как-то, по воспоминаниям Татьяны Лунгиной, почему-то сказал, показывая на книги:

- Вот видишь, на отсутствие друзей не могу пожаловаться… Навещают и дома, и здесь (в клинике Вишневского). А вот умирать я буду в полном одиночестве…

Еще Мессинг говорил: «Человек не должен знать будущего. Такое знание может стать фатальным». В мемуарах его друзей присутствует упоминание о том, что, покидая свою квартиру во время последней поездки в больницу, Вольф Григорьевич с грустью сказал, что больше сюда ему не суждено вернуться.

8 ноября 1974 года, в 23 часа - Вольф Мессинг скончался в больнице. Смерть наступила от отека легких - после отказа почек. Александр Лунгин утверждал, что «технически операция Покровским была проведена блестяще, вероятнее всего, летальный исход наступил из-за ошибок и плохого ухода в послеоперационный период.  Во всяком случае, высочайшую бдительность нужно было проявить до конца, а не надеяться, что золотые руки хирурга уже обеспечили успех. Директор института был в отпуске, и персонал института не имел должного контроля».

В коротком сообщении о кончине  В. Г. Мессинга, напечатанном лишь в газете «Вечерняя Москва», говорилось, что это был «эстрадный артист, выступавший в СССР с психологическими опытами «по чтению мыслей», заслуженный артист РСФСР».

14 ноября прошла траурная церемония  в Центральном доме работников искусств, состоялись похороны Мессинга на Востряковском кладбище, рядом с могилой его супруги - Аиды Михайловны Мессинг-Рапопорт.

В 1990 году, в Москве - были впервые, отдельной книгой изданы мемуары В. Г. Мессинга «Я - телепат». Однако загадку Вольфа Мессинга, заключавшуюся в его способности предвидеть будущее и с поразительной точностью «читать» мысли других людей, она не раскрыла. Она, эта тайна - необъяснима до сих пор. Многого о самом себе не знал и не понимал даже он - автор интересной книги, человек-загадка и человек-легенда.

Нам же остается лишь довольствоваться наказом Вольфа Мессинга потомкам, однажды сказавшего: «…Ни одна из моих способностей не дает никаких особенных преимуществ. Если, конечно, их обладатель - честный человек и не собирается использовать своё умение в целях личной наживы, обмана, преступлений. В этом случае он не достигнет успеха, потому что будет в конце концов обнаружен и, попросту говоря, наказан… Обязательно! Так что не завидуйте!»

Андрей Березин